Заграница

Стамбул. Август 2017 года

Второе новое государство за год после Испании — Турция. Хотя я прекрасно понимаю, что то, что я видел Стамбул ещё не значит, что видел всю страну. Я был в городе всего полдня и потом просидел ночь в аэропорту, но мне таки есть, чего рассказать. Потому что это было отдельное приключение.

Во-первых, сразу по прилёту меня сильно обломали. Через знакомых у меня была договорённость с неким чуваком, который живёт рядом с аэропортом, что он меня встретит и покажет самое интересное в городе, учитывая, что у меня почти не было времени. И вот выхожу я с самолёта и пишу ему, что я, дескать, прибыл. А он отвечает, что ничего не обещал и не пошёл бы я ко всем чертям. Вот так турецкое гостеприимство! Ну да и чёрт с ним. Кстати, пока стоял в огромной очереди на границе, во все глаза разглядывал то воистину вавилонское столпотворение, которое там было. Одни тетеньки ходят, задраенные в хиджабы-бурки-платки, другие в рваных джинсах и голым животом. Рядом строем ходят гостьи из Кувейта в парандже с ног до головы. Ещё в очереди видел мужика, похожего на БГ, только турка, молодого и чернявого. Картина мира была бы неполной без буддистских монахов, но в Стамбуле сыскались даже такие.

В-общем, обломал меня местный сибарит. Ну и пёс с ним. Мне тут же знатоки посоветовали ехать на площадь Тахрир, пройти по улице Истикляль, перейти по мосту залив Золотой рог и дальше идти на Босфор. Сказано — сделано. Была одна проблема: у меня совсем не было карты, а туристической я так и не нашёл. Сначала разыскал метро (оно прямо на выходе из терминала), причём отнюдь не сразу. Потому едва разобрался с автоматом по продаже карт для проезда (он не принял карту, пришлось сначала снимать кэш). Потом на пересадке на другую линию выяснилось, что нужно платить заново. Но, вообще говоря, было интересно.

Насчёт Тахрира я ничего не понял — какая-то стройка с забором с краю, да и вообще не очень уютно. А вот улица Истикляль — это чудо. Местный Арбат с музыкантами, кафе, магазинами, лавками и фруктовыми развалами. Самым интересным здесь была остановка на ужин и кофе в одном из закоулков. Вроде бы, всё банально, но и тут я не обошёлся без приключения. Официантом оказался курд-марксист, который замучал меня вопросами, люблю ли я Путина, Ленина и Сталина (всё, что он знал про Россию). В процессе он сварил мне божественный кофе, но забыл положить мяса в мясное блюдо. Я так и не понял, учёл ли он это в счёте, но скандалить я не стал, там и так было не очень дорого.

Затем я перебрался по мосту через Золотой рог. На мосту полно рыбаков со спинингами, много молодёжи, которая соревнуется в нырянии. В-общем, полно фактуры для фотосъёмки. Затем я шёл по довольно скучному набережному проспекту вдоль Золотого рога до Босфора. Вообще-то, мне настоятельно советовали покататься по нему на теплоходе. Но вопрос в том, что мне пришлось выбирать: погулять при свете дня по центру или плавать по проливу. Без первого я бы обойтись не смог, а без второго — запросто. Вот был бы в моём распоряжении хотя бы полный день, тогда успел бы и то, и другое. С другое стороны, на камнях на самом берегу я всё же посидел, на самом краю Европы, то бишь, о вечном подумал, слюни на азиатскую часть попускал. Вот туда бы тоже стоило бы съездить, хотя бы символически.

А вот потом я совершил почти безумный поступок для туриста, который совсем не знает города и у которого нет ни в каком виде карты. Я пошёл дальше по берегу Босфора вдоль крепостных стен. И если у кромки воды всё-таки было хоть как-то прохладно, то во всех остальных частях было душно и жарко. Зато я нашёл кучу мест, где можно неплохо разместиться для пикника. Шёл, наверное, часа полтора или два, встретил закат, вышел на берег Мраморного моря. Вообще говоря, было довольно стрёмно идти в темноте по почти безлюдной набережной, но это всё иррационально, как и всегда. В конце-концов начал спрашивать дорогу и через какое-то стрёмное место вышел на конечную станцию метро, которая оказалась почти на берегу. Это было в районе десяти вечера, после чего я вернулся в аэропорт, потому что ходить уже сил не было, да и не видно ничего в темноте. Если резюмировать дневную часть пребывания, то нужно сказать довольно банальную вещь: городами надо уметь пользоваться, а не просто кидаться в них наобум, если ты хочешь получить от них максимум в сжатое время. Желательно же останавливаться на несколько дней и бродить налегке. Ещё у меня возникло кощунственное ощущение, что поздняя русская народная музыка пришла к нам отсюда, с турецких земель. По моим наблюдениям, мелодии очень похожи.

Сначала я примерно до полуночи сидел в зале на самом входе в аэропорт, ещё до стоек регистрации. Смотреть на людей очень интересно, особенно, если времени вагон, а следующий рейс утром. Сначала толпы арабов собирались по группам и проверяли, не потерялся ли кто. Половину этих арабов можно смело запустить в Вологду и они вполне сойдут за своих. Эпизод номер два — сосед по скамейке, араб из одной из этих двух групп, разбирал свой огромный чемодан, а из него, как из матрёшки, по одному вытаскивает те, что поменьше. Порылся, покумекал и решил самый большой выкинуть — просто поставил к урне. Я просидел целый час, глядя на него: к нему только уборщик один раз подошёл, попинал, убедился, что пустой и пошел дальше. Сцена три: абсолютно пьяный турок решил подремать прямо на мраморном полу, снял обувь, положил чемодан под голову и как давай спать. Сперва его будили проходившие мимо пилот и стюардесса, но не разбудили. Потом к нему приехала на небольшом электромобильчике бригада скорой помощи, но и она не разбудила. Пришел полицейский, выхватил из кармана у бедолаги паспорт и тут турка как проснется, как начнет бегать и размахивать руками. Знаем мы эти фокусы: «Другие вон чо и ничо, а я чуть чо и сразу чо!» Собрал свои вещи и пошёл следом за полицейским, больше я их не видел.

Когда я прошёл границу и сел пить кофе в Старбаксе, разговорился с русскоязычной молдаванкой, которая летела с пересадкой в Стамбуле в Нью-Йорк. Вылет у нас был примерно в одно время, в районе шести утра с разницей в десять минут. Вот мы и вцепились друг в друга, проболтав всю ночь обо всём на свете — и про Америку, и про Молдову, и про Россию. Было это почти в тумане, я даже не помню, о чём именно мы говорили. Когда стоял в очереди на посадку в гейте, спал на ходу в буквальном смысле, как сел в самолёт совершенно не помню. В чувство меня привёл грузинский пограничник в Тбилиси, вогнав в ступор вопросом «Откуда Вы прилетели?» Еле вспомнил спросонья.