Без рубрики

Хельсинки. Муниципальные выборы

Вот то самое, ради чего российские журналисты ездили в финскую столицу. Выборы.

 

Кстати, вот тут пост про сам город.

 

Вот депутатские места в горсовете Хельсинки, за которые боролись кандидаты. Мест 85, а желающих получить их — более тысячи. Голосование прошло 9 апреля.

 

 

Для протокола сфотографировались в зале приёмов горсовета. Посмотрите же в наши честные глаза.

 

 

Привет от русскоязычной редакции Yle (так называется финское гостелерадио).

 

 

Так выглядит рабочее место журналиста Yle. Мы были в редакции поздно и русской редакции в полном составе не застали.

 

 

Это — Ян Вапаавуори. Он считался кандидатом в мэры, хотя и баллотировался в депутаты. Набрал почти 30 тысяч голосов — рекордное число за всю историю выборов в столичный горсовет. Это что-то вроде 10-11% от проголосовавших. На момент выборов — он член правления Европейского инвестиционного банка. Чтобы провести кампанию, ушёл в отпуск.

 

«Моя работа – это часть демократии. Но мы понимаем, что за четыре года тяжелее продвигать сложные проекты. Я буду стремиться к тому, чтобы через четыре года меня снова избрали».

 

 

В агитации отличилась Либеральная партия — в их палатке всем желающим наливали вискарь. К ним даже проявила особое внимание полиция — предупредили, чтобы не спаивали несовершеннолетних.

 

 

Сампо Терхо. Говорят, что он скоро станет лидером партии «Истинные финны».

 

«Наша политика изменится, когда председатель уйдёт, он же занимал этот пост двадцать лет. Но наша партия всегда будет поддерживать главные ценности в будущем. Это патриотизм, трудолюбие, безопасность и обеспечение граждан Финляндии».

 

 

Российская коллега Ольга Рогозина удачно присела отдохнуть в палатке «Зелёных».

 

 

Лада Петровская, партия феминисток.

 

«Мы же левые, мы совершенно не правые и не центристы, но со своим определённым оттенком, со своими точками зрения. Мы часто сталкиваемся с тем, что понятие феминизма очень устарело и это ему не позволяет развиваться дальше. Если посмотреть то, что было 150 лет назад, и даже 50 лет назад, то феминизм был привилегией высокообразованных статусных женщин. На данный момент всё иначе: феминизм может частью женщин, которые представляют меньшинства».

 

 

Анни Сенемяки — лидер городского списка «Зелёных». Выступала очень эмоционально, но перевода я не расслышал. Она заняла второе место после Вапаавуори с 8,8 тысяч голосов.

 

 

Министр обороны Юкка Нийнистё. Член партии «Истинные финны».

 

«Наш рейтинг начал падать когда наша партия вступила в правительство в 2015 году. До этого наша партия никогда не была в правительстве. Для очень многих людей. Которые голосовали за нас, стало большим разочарованием, что правительству Финляндии пришлось сделать большие сокращения в связи с экономическим спадом. В результате наш рейтинг упал на 50%».

 

 

А это — лидер той же партии, министр иностранных дел Тимо Сойни. В отличие от Юкки Нийнистё, совершенно неминистерского вида. Впрочем, так он даже ближе к своему электорату — небогатым жителям городских окраин.

 

«Истинные финны» для меня – как собственный ребёнок. Я – один из четверых основателей этой партии и при мне эта партия стала большой. В последние недели ситуация улучшилась по двум причинам: наши кандидаты проявили большую активность, а также в последнее время стало больше популярности и публичности, известности, мы много выступили по телевизору. Две недели назад я выступил по телевидению, как и лидеры остальных парламентских партий. После моей речи мы увидели результат. Я говорил сам, а все остальные читали по бумажке».

 

 

И вновь продолжается бой! Финские коммунисты агитируют, тоже желая попасть в горсовет. Они же будут последними, кто свернёт свои палатки на этой точке. На заднем фоне — палатка «Истинных финнов».

 

 

Полина Копылова, кандидат от «Зелёных». Замужем за финном, занимается переводами и копирайтингом.

 

«Здесь есть то, что называется красно-зелёным сектором. То есть, это партии демократического характера, которые выступают в поддержку государства всеобщего благосостояния. Я всегда была в этом секторк, но никак не могла понять, выбрать мне зелёных или левых. Потому что платформы достаточно близки: левые чуть пожёстче, а зелёные внутри самой партии более плюралистичны».

 

 

Вот пример финского чёрного пиара. На плакате с кандидатами феминисток чёрным фломастером зачёркнуто последнее слово в фразе «Kaupunki ilman rasismia» — «Город без расизма». Кроме этого, крестом зачёркнут портрет кандидата-мусульманки Ауликии Исры Лехтинен.

 

К слову, на этом плакате видно, как нумеруют кандидатов. Все они получают номера по сквозной системе начиная со второго. На этот раз открывать общий список повезло феминисткам. Номера 1 не дают никому, список начинается с номера 2.

 

 

Вот другой пример — к портрету кандидата от «Зелёных» прикреплена табличка «Olen elintasopakolainen» — «Я — беженец».

 

Кандидаты этой партии находятся дальше в общем списке и у них уже трёзначные номера.

 

 

Так выглядит общий список кандидатов от всех партий, вывешенный на избирательных участках.

 

 

Как и в России, люди сперва дожидаются в очереди. Потом регистрируются и получают бюллетень.

 

 

Потом идут в такие кабины и там заполняют бюллетень. Если честно, вот так фотографировать нельзя — на всякий случай, чтобы нельзя было определить, как человек проголосовал. На участках даже отключаются камеры видеонаблюдения. Ума не приложу, как можно по такому снимку раскрыть тайну голоса.

 

 

Потом бююлетень сворачивается пополам, а специальный член комиссии должен поставить на внешней стороне печать комиссии. Без печати бюллетень не действителен. Потом этот же член комиссии поднимает защитный лист бумаги и избиратель опускает бюллетень в урну.

 

 

Бюллетень выглядит вот так. В круг нужно поставить только лишь номер кандидата в общем списке.

 

 

В Финляндии очень развито досрочное голосование. Им пользуются не только командировочные, моряки и т.п., но и лежачие больные и немощные старики. Специальная комиссия может либо помочь организовать досрочное голосование на избирательном участке, либо на дому. Досрочно голосовать можно в любой части страны, потом соответствующий бюллетень пересылается в нужный муниципалитет на участок по месту жительства. Вот так считают бюллетени досрочного голосования — прямо в день выборов. Итоги их подсчёта объявляют первыми после закрытия участков.

 

 

Когда участки закрываются, лидеры партий собираются в Доме муниципалитетов для общения с прессой. Это — 29-летняя Ли Андерссон, лидер «Левого блока».

 

 

Ещё одна женщина во главе партии — Анна-Майя Хенрикссон, председатель Шведской народной партии.

 

 

А это — премьер-министр Юха Сипиля, представляющий центристов.

 

 

Заканчиваем день выборов в ночном клубе, где окончание кампании отмечают «Зелёные». Лидер партии Вилле Нийнистё не имеет никакого отношения к министру обороны. Зато он племянник президента Саули Нийнистё, представляющего центристов. Всё смешалось в доме Облонских…

 

«Наша партия совершенно другая по сравнению с «Истинными финнами». Наша партия верит в государство благосостояния и в равенство людей. Мы должны доказать, что в муниципалитетах можем внедрять новые решения, в том числе экологические, которые будут повышать благосостояние людей. Мы также будем обеспечивать хорошее образование и будем следить за тем, чтобы здравоохранение было на должном уровне, чтобы экология была хорошая, потому что мы верим, что это будет хорошо ещё и с точки зрения экономики. Мы верим в то, что люди не должны выпадать из общества, они не должны оказываться ненужными. Это также будет хорошая экономическая политика, когда мы будем заботиться обо всех».

 

 

Это они позируют перед камерами вместе с Анни Сенемяки. Небогатая, но гордая партия прибавила голосов, как и все левые на этих выборах. Но у власти всё равно остаются центристы. Все бешено устали и разъезжаются спать. А мы отправляемся в Россию.